Заказать обратный звонок

Юридические услуги


Внесение
Защита
Имущество
Обслуживание
Оформление
Перевод
Приватизация
Услуги по регистрации

Признание договора дарения доли квартиры недействительным

Решение

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

21 июня 2016 года Бутырский районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи Королевой Е.Е., при секретаре Захарове А.С., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-26/16 по иску фио к фио о признании договора дарения доли квартиры недействительным,

У С Т А Н О В И Л:

фио обратился в суд с иском к фио о признании договора дарения ½ доли квартиры № 99 в доме 17 Б по адрес в г. Москве, заключенного дата между фио и фио недействительным, указав, что в момент заключения договора фио не отдавала отчета своим действиям и не могла руководить ими, поскольку злоупотребляла спиртными напитками, имела ряд заболеваний. фио умерла дата. фио является сыном фио, фио приходится сестрой фио истец полагает, что, если бы фио отдавала отчет своим действиями и могла руководить ими, она бы не заключила бы договора дарения.

В судебное заседание представитель фио –фио явился, требования поддержал.

Представитель фио явилась, требования не признала, указав, что до последних дней жизни фио вела нормальный, активный образ жизни, волеизъявление её было направлено именно на совершение сделки дарения принадлежащей ей доли своей сестре, поскольку отношения с сыном были чрезвычайно плохими, окончательно испорчены судебными тяжбами между фио и фио, в которых участвовала сама фио лично. Доверия к сыну не испытывала, желала наступления именно тех последствий, которые предусмотрены сделкой дарения доли в квартире. Вторым участником долевой собственности является фио отец истца и в прошлом супруг фио Отношения с сыном испортились, когда фио лежала в больнице, то фио потратил принадлежащие ей деньги, сделал без её ведома в квартире переоборудование и ремонт, вследствие чего квартира из двухкомнатной стала однокомнатной, и к моменту выписки фио из больницы, в квартире полностью отсутствовала сантехника. фио испытывала большие трудности при выходе из больницы в связи с этим. За несколько дней до смерти фио участвовала в судебном заседании по вопросу признания фио утратившим право пользования жилым помещением, фио хотела признать фио утратившим право пользования жилым помещением – спорной квартирой. фио в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещен надлежащим образом. Ранее, в ходе судебного разбирательства, пояснял, что является бывшим мужем фио, развод произошел на почве злоупотребления фио алкоголем, после развода проживали отдельно. Отношения с сыном у фио были плохими, фио не заботился о матери, выгнал её из дома. фио попросила сестру Альбину приехать из Америки чтобы помочь ей. фио злоупотребляла спиртными напитками, психических отклонений она не обнаруживала.

Представитель Росреестра в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещен надлежащим образом.

С учетом мнения участников процесса, на основании ст. 167 ГПК РФ, дело рассмотрено при данной явке и по имеющимся доказательствам.

Выслушав стороны, их представителей, третьих лиц, допросив свидетелей исследовав материалы дела, суд находит исковые требования не подлежащими удовлетворению.

Согласно ст.218 ГК РФ в случае смерти гражданина право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом.

В соответствии со ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в настоящем Кодексе. Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.

В соответствии со ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

В соответствии со ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

В соответствии с требованиями статьи 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих доводов или возражений.

Судом установлено, что Двухкомнатная квартира № 99 в доме 17 Б по адрес в г. Москве по состоянию на дата принадлежит на праве общей долевой собственности фио (доля в праве ½) и фио (доля в праве ½) (л.д. 5-6). фио принадлежит доля в праве на основании договора дарения доли квартиры от дата, согласно которому фио подарила ½ долю в праве собственности на квартиру № 99 в доме 17 Б по адрес в г. Москве фио (л.д. 116,117). С указанной целью, фио выданы ранее доверенности на имя фио, уполномочивающие представителя на совершение действий, в том числе связанных с поручением произвести государственную регистрацию перехода права собственности по договору дарения доли квартиры (л.д.118,119).

фио умерла дата.

В ходе судебного разбирательства допрошены в качеств свидетелей фио, фио, фио и фио

фио показала, что проживает по соседству, знает фио очень давно, фио принимала участие в жизни свидетеля. фио и фио состояли в браке. Много лет назад, фио стала употреблять спиртные напитки и с годами, количество выпитого и частота употребления значительно возросли. Это привело к разводу супругов. Последнее время, как отмечает свидетель, фио употребляла алкоголь вместе с таблетками, она терялась, совершала странные поступки, рисунки, которые она рисовала в этом состоянии, тоже были странными. В дата, как известно свидетелю, приехала сестра фио – Альбина (фио) и фио перестала общаться, состояние её было в этот период времени было плохим.

Свидетель фио показал, что знал фио более 20-ти лет, являлся её соседом и ему известно, что фио злоупотребляла спиртными напитками, иногда её приходилось забирать с лестничной площадки, она не узнавала соседей и близких людей. Сдавала квартиру гастарбайтерам.

Свидетель фио показал, что знал фио с дата, дружили семьями, проживали в соседних подъездах. В последние годы фио особенно часто злоупотребляла алкоголем. В период дата дата свидетель отмечает, что общее состояние фио было плохим. Также свидетелю известно, что фио была готова переписать квартиру на кого угодно, отношения с сыном были плохими.

Свидетель фио показал, что в дата впервые познакомился с фио, она произвела впечатление очень больного и одиноко человека, человека недееспособного.

Свидетель фио показала, что являлась одноклассницей фио, дружили многие годы, в июле-августе дата свидетель встречалась с фио и отмечает, что фио злоупотребляла спиртными напитками, однако, неадекватным её поведение не было. Свидетелю известно, что фио хотела передать квартиру государству, в обмен на заботу и уход в будущем. Она готовилась к старости и предполагала, что будет немощным человеком. О ней, как известно заботилась сестра фио. фио О.В. и подарила долю в квартире. фио нуждалась в деньгах и нуждалась в заботе.

У суда нет оснований ставить под сомнения показания каждого из свидетелей, однако оценка психического и физического состояния фио в юридически значимый период времени дана каждым из свидетелей с учетом собственного восприятия.

Так свидетель фио показал, что фио производила впечатление человека недееспособного.

В ходе судебного разбирательства судом назначена и по представленной медицинской документации и материалам настоящего дела проведена ПКБ № 3 им. фио посмертная судебная-психиатрическая экспертиза, согласно заключению от дата № 180, комиссия пришла к заключению, что при жизни, в том числе и на момент подписания договора дарения от дата фио страдала органическим расстройством личности в связи со смешанными заболеваниями (интоксикационного и сосудистого генеза) и синдромом зависимости от алкоголя. Об этом свидетельствуют данные анамнеза и медицинской документации о появлении, приблизительно с дата на фоне длительно протекавшей сосудистой патологии (хроническая обструктивная болезнь легких; тромбоэмболия легочной артерии; гипертоническая болезнь; хронический тромбофлебит) и хронической алкогольной интоксикации постепенно нарастающих церебрастенических (головные боли, головокружение), вестибуло-атаксических (шум в ушах, шаткость при ходьбе) и когнитивных (нарушение памяти, интеллектуальное снижение) нарушений с формированием энцефалопатии сложного генеза (сосудистого, токсического), а также о злоупотреблении ею алкоголем в течение длительного времени с постепенным формированием психической и физической зависимости, утратой количественного и ситуационного контроля, морально-этическим снижением личности. Однако уточнить степень выраженности психических расстройств и их влияние на способность фио на момент подписания договора дарения от дата понимать значение своих действий и руководить ими не представляется возможным в виду отсутствия объективных сведений в медицинской документации о её психическом состоянии на юридически значимый период, а также в связи с противоречивостью свидетельских показаний в материалах гражданского дела (л.д. телефон).

Суд доверяет показаниям допрошенных свидетелей несмотря на их противоречивость, и заключению экспертизы, и оценивая их в совокупности, исходя их требований ст.67 ГПК РФ, считает исковые требования не подлежащими удовлетворению, поскольку в процессе рассмотрения дела не нашел своего подтверждения довод истца о том, что в момент заключения сделки фио не понимала значения своих действий и не могла ими руководить. Заключение судебно-психиатрической экспертизы и объяснения не дают суду основания считать, что волеизъявление фио не было направлено на совершение сделки, однозначно не установлена невозможность фио осознавать значение своих действий или руководить ими в момент подписания договора дарения, само по себе наличие психического расстройства не является доказательством того, что на момент совершения сделки это расстройство было настолько выражено, что не позволяло фио понимать значение своих действий и руководить ими.

Как установлено в ходе судебного разбирательства, фио практически до последних дней самостоятельно передвигалась, обслуживала себя, участвовала в судебных разбирательствах. Свидетели наблюдали фио приближенно в одни и те же периоды её жизни, при этом давали разные оценки её состоянию. Так, фио, фио, фио и фио отмечали склонность фио к злоупотреблению алкоголем, потери ситуационного и качественного контроля фио в состоянии опьянения, свидетели отмечали «странности» в поведении фио характерные для такого заболевания как алкогольная зависимость.

Третье лицо фио пояснял в ходе судебного разбирательства, что фио злоупотребляла спиртными напитками, и это явилось главной причиной развода, однако психически больным человеком фио не была.

фио пояснил, что фио произвела на не впечатление недееспособного человека, вместе с тем, объективных данных о том, что в момент совершения сделки фио имела выраженное психическое расстройство, не позволяющее ей отдавать отчет своим действиям и руководить ими, суду не представлено.

Не содержится таких данных и в медицинской документации, что подтверждается заключением комиссии экспертов.

Указанное позволяет суду сделать вывод о незначительной выраженности психических изменений при наличии данных о заболевании в анамнезе, а следовательно, об отсутствии достаточных данных, бесспорно свидетельствующих о невозможности фио в юридически значимый период времени отдавать отчет своим действиям и руководить ими.

Таким образом, не представлено истцом бесспорных доказательств наличия основания, предусмотренного п. 1 ст. 177 ГК РФ, для признания договора дарения недействительным, а потому в удовлетворении требований суд отказывает.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л :

Исковые требования фио к фио о признании договора дарения доли квартиры недействительным, оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Московский городской суд через Бутырский районный суд г. Москвы в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме.


« Вернуться назад


Не нашли свой вопрос? Позвоните юристу! Бесплатная юридическая консультация в Москве и по Московской области.

Поделиться ссылкой на выделенное